» » Руководитель ТУ РосОЭЗ по Московской области Александр Рац: "Наука должна научиться продавать свой интеллектуальный продукт. И это - основная задача технико-внедренческих ОЭЗ"

Руководитель ТУ РосОЭЗ по Московской области Александр Рац: "Наука должна научиться продавать свой интеллектуальный продукт. И это - основная задача технико-внедренческих ОЭЗ"

Автор: rosez от 12-04-2007, 09:55
Уже год существуют особые экономические зоны (ОЭЗ). Граждане пребывают в ожидании чуда: как из рога изобилия, на страну вот-вот обрушатся новейшие технологии. И промышленность России в мгновение ока преодолеет технологическое отставание там, где оно, конечно, есть.

Но что в «зонах» происходит на самом деле? Наш собеседник - руководитель территориального подразделения Федерального агентства по управлению ОЭЗ Александр Рац. Круг его обязанностей определен просто - «устранение сомнений».

Какие «зоны» нам нужны?

- Александр Алексеевич, у нас есть университеты, наукограды. К чему городить огород с ОЭЗ?

- Припоминаю интересный разговор с министром финансов Алексеем Кудриным: «Зачем все это? - спрашивает он. - Главная задача - инфляцию задавить. Тогда и уровень инвестирования в Россию сам по себе вырос бы со 120 до 180 млрд. долларов. Вот это был бы значительный шаг вперед!»

- Что вы ответили?

- Дело не только в том, что производишь сейчас. А в том, что можно производить в перспективе и на какие ниши претендовать.

Сегодня колоссальные доходы получают создатели, владельцы и торговцы технологиями. И если в массовом производстве используются зарубежные технологии, то и основная прибыль оседает за пределами России.

Стало быть, и вложения в «серое вещество», в качественно новый продукт делаются тоже вне пределов России. А нам остается «конвейерная сборка».

- «Азиатские тигры» тоже начинали с конвейера и заимствования технологий.

- Да. Сегодня, например, модно инвестировать в Индонезию, с ее дешевой рабочей силой. Мировые корпорации собирают там средства связи, аудио­, видеотехнику, компьютерное оборудование.

Я был там, посмотрел: конц­лагерь. Вокруг «зоны» колючая проволока, зарплата 30 долл. в месяц. Четное количество человек в жилых комнатах - потому, что койки двухъярусные. Живет в каждой по 20-30 работников. Труд в основном женский. А объем инвестиций, заметьте, приличный.

- Вас послушать, так инвестиции наносят вред?

- Такого рода инвестиции никогда не позволят ни Индонезии, ни кому-то другому прорваться в мировую элиту производителей высокотехнологичного продукта. Нужны образовательная компонента, собственные исследования, культурный рост в целом.

- Понятно, индонезийского типа ОЭЗ России не нужны. Да и работников за 800 рублей в месяц у нас не найдешь.

- Естественно. Для того чтобы мы занимали ниши с высоким уровнем добавленной стоимости, работали в самых выгодных сегментах рынка, нужно самим создавать и доводить до конвейера новый продукт.

В результате даже министр финансов пришел к выводу, что технико-внедренческие ОЭЗ надо поддержать. Это серьезный инструмент по переводу страны на инновационный путь развития.

- Не слишком ли медленно думает г-н Кудрин?

- ОЭЗ создана на 20 лет. Когда-то авиаконструктор Яковлев говорил, что экономить на проектировании - то же самое, что экономить на прицеливании при стрельбе. У нас проектный этап еще не завершен.

«Зона» особого режима

- В России таких зон всего 6. Вы говорили - у Дубны технико-внедренческая и самая тяжелая модель ОЭЗ. Почему?


- Потому, что город небольшой. Здесь живет лишь 67 тыс. человек. И все они, как говорится, при деле. Лишних рук и мозгов - попросту нет. Поэтому мы рассчитываем на фирмы, которые готовы наращивать численность персонала.

Это программисты придумали. Они больше всех нуждаются в специалистах. И искали для себя такое место, как Дубна.

- И как же вы собираетесь уговорить их «задержаться» в Дубне?

- Ну, например, заинтересовать жильем. На левом берегу Волги строится «городок программистов», рассчитанный на 30 тыс. человек. Жилье выделим на условиях ипотеки. Фактически создадим вторую Дубну.

Для уменьшения ипотечных платежей власти предоставят дотации. Кроме того, строятся спорткомплекс, бассейн, уже начали возводить первые пять зданий. Будет крупный торговый центр. Программа расписана по пунктам на пятилетку. В планах строительство порядка 50 объектов.

Сюда можно приглашать и здесь легче не потерять приглашенных.

- Но ведь есть созданные десятилетия назад различные НИИ, которые не сидят без дела. Там стабильные коллективы, специалисты. Чем на это ответят технопарки?

- Жизнь расставила приоритеты! Как решаются задачи в технопарках? На время собираются ведущие специалисты со всего мира, чтобы решить конкретную задачу и выдать научное и технологическое решение, готовое к внедрению в производство. На Тайване, к примеру, это делается под эгидой государственного НИИ. В нем - лишь небольшой постоянный состав.

- В театре это называется антрепризой - когда нет определенной труппы, а актеры приглашаются со стороны.

- Да, похоже. Вообще, фундаментальная наука - бюджетная вещь. А вот прикладная обязана сама себя обеспечивать. Должна, наконец, научиться продавать свой интеллектуальный продукт. И это - основная задача технико-внедренческих ОЭЗ.

- «Старые» дубнинские предприятия имеют отношение к ОЭЗ?

- Нет. Но во всем мире, кроме Франции, такие «зоны» создавали вокруг уже сложившихся научно-технических центров. Нельзя, чтобы «зона» воспринималась как некий не связанный с Дубной анклав. Везде успех сопутствовал тем, кто сотрудничал со «старожилами».

В Дубне и без ОЭЗ в последние годы родились и существуют сотни малых и средних предприятий научно-технической направленности. Одно из них уже третий год подряд получает Гран-при на Всемирном салоне композитных материалов.

Кому в «зоне» жить хорошо

- Таких успехов в высокотехнологичных отраслях, к тому же невоенных - не так много. Что этим специалистам, состоявшимся и удачливым, реально дает ОЭЗ под боком?


- Ровным счетом ни­че­го! «Зона» - это не вся Дубна. Вот если они станут компанией - резидентом ОЭЗ, тогда единый социальный налог будет для них 14 вместо 26, 5%. Первые пять лет эти компании не платят налоги на землю, имущество, транспортный. На 4% уменьшен налог на прибыль. Федеральный закон разрешил списывать на себестоимость все затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, независимо от их результата.

- Всем запомнились безналоговые оффшоры на территории России. Помните: «безразмерные» однокомнатные квартирки, где, по документам, размещались сотни компаний с миллиардными оборотами.

- У нас все льготы привязаны к конкретному месту - ОЭЗ «Дубна». Они распространяются только на тех, кто реально работает на этой территории.

- Допустим, легендарное дубнинское ракетное МКБ «Радуга» захочет попасть «на зону». Имеет право?

- Конечно. Часть дубнинских компаний обязательно придут сюда работать. Уже пришли!

- А «Сибнефть», к примеру, может в «зону» постучаться?

- Вполне. Например, создать компанию, которая займется разработкой инновационных технологий в нефтедобыче. Но не переработкой или транспортировкой нефти! Среди разрешенных видов деятельности в ОЭЗ нет серийных производств.

- Получается, что создатели композитных материалов и обладатели Гран-при, о которых вы упомянули, не смогут организовать в «зоне» производство?

- Нет. Проводить исследования, выпускать на их основе опытные партии и образцы - пожалуйста. Предприятие, которое хочет стать резидентом, должно вначале продекларировать - чем оно будет заниматься. Экспертный совет во главе с министром Германом Грефом даст оценку. Если выносит вердикт «Мин нет» - вперед! Иначе есть опасность скатиться к исследованиям типа «взойдет ли завтра солнце» либо к «изучению состава и опытному производству спиртов»: у нас же страна творческая!

- ОЭЗ исполнился год. Есть уже какие-то результаты?

- Реализуются проекты по технологии производства гибких печатных плат, созданию водородных зарядных устройств - для телефонов, ноутбуков. Речь идет не об аккумуляторных батареях, а именно о зарядных устройствах, основанных на химических реакциях. В работе - проекты по радиационной медицине, связанные с лечением онкозаболеваний. (Кстати, купить фотоаппарат на подобном водородном зарядном устройстве пока не возможно. Скорее всего такой фотоаппарат можно будет купить в недалеком будущем. А пока, возможна покупка фотоаппарата только на обычных аккумуляторах или с питанием от батареек - прим. ROSEZ.RU).

И конечно, информационные технологии. Обладая колоссальным математическим потенциалом и крупнейшим в мире нефтегазовым комплексом, мы покупаем программное обеспечение для этой отрасли за рубежом. Нонсенс!

Я очень надеюсь, что созданные в ОЭЗ технологии в корне изменят ситуацию.

Хочу особо подчеркнуть: мы не собираемся «гнать вал». У нас другая задача: создавать национальный интеллектуальный научно-технический продукт!

Владимир Леонов

Источник - Аргументы недели, №15(49) от 12 апреля 2007г
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий