» » Боровских Е. Правовой механизм реорганизации резидента особой экономической зоны как один из пробелов законодательства//20.08.2008г.

Боровских Е. Правовой механизм реорганизации резидента особой экономической зоны как один из пробелов законодательства//20.08.2008г.

Автор: rosez от 20-08-2008, 12:56
Особые экономические зоны представляют собой явление сравнительно новое и достаточно неоднозначное. По своей сути особые экономические зоны являются институтом, объединяющим государственные и частные интересы, в рамках которого экономика государства становится более привлекательной для инвестиций и принимает выгодный экспортно-ориентированный характер, а бизнес получает пакет преференций, сполна оправдывающих осуществленные вложения. Вместе с тем для данной модели весьма существенное значение имеет баланс взаимовыгодности партнерских отношений государства и субъектов частных инвестиций. Для обеспечения такого баланса был принят Федеральный закон от 22.07.2005 N 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (далее – ФЗ об ОЭЗ), а также ряд других законов и подзаконных актов.

Согласно ст.2 ФЗ об ОЭЗ, особая экономическая зона – это определяемая Правительством РФ часть территории Российской Федерации, на которой действует особый режим осуществления предпринимательской деятельности. В свою очередь особый режим осуществления предпринимательской деятельности предполагает не только наличие налоговых, таможенные и административных льгот у резидентов особых экономических зон, но и ряд ограничений, призванных обеспечить государственные интересы. Так, резидентами особых экономических зон не могут быть некоммерческие организации и унитарные предприятия. Резидент особой экономической зоны должен быть зарегистрирован на определенной территории, не вправе иметь филиалы и представительства за пределами территории особой экономической зоны. Более того резидент особой экономической зоны не вправе передавать свои права и обязанности по соглашению о ведении деятельности на территории особой экономической зоны и договору аренды земельного участка другому лицу, а резидент особой экономической зоны - арендатор земельного участка, находящегося в государственной и (или) муниципальной собственности, не вправе сдавать его в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять земельный участок в безвозмездное срочное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив.

Существование каждого из указанных ограничений и запретов для резидентов особых экономических зон продиктовано необходимостью охраны государственных интересов от возможных злоупотреблений со стороны недобросовестных резидентов и сохранения обоюдовыгодных взаимоотношений государства и бизнеса в процессе создания и функционирования особых экономических зон.

Вместе с тем приходится констатировать, что действующее законодательство об особых экономических зонах содержит ряд существенных пробелов в регулировании отношений между резидентами особых экономических зон и органами государственной власти, осуществляющими управление особыми экономическими зонами. Одним из таких пробелов законодательства является неопределенность правового регулирования реорганизации юридического лица – резидента особой экономической зоны. При этом практика складывается таким образом, что со стороны резидентов особых экономических зон в адрес органов управления особыми экономическими зонами все чаще направляются письма с вопросами о возможности и порядке реорганизации.

Существование большого количества таких вопросов неудивительно. Выяснить позицию законодателя по данному вопросу в настоящее время достаточно сложно. Ситуация осложняется существованием различных по смыслу толкований данного законодательного вакуума. Наиболее распространенными являются две точки зрения.
Первая из них сводится к тому, что реорганизация юридического лица – резидента особой экономической зоны невозможна в силу прямого законодательного запрета. В обоснование данной позиции приводится ст.5 Федерального закона от 10.01.2006 N 16-ФЗ «Об особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее – ФЗ об ОЭЗ в Калининградской области) которая устанавливает, что в случае прекращения деятельности юридического лица - резидента в результате его реорганизации со дня, следующего за днем завершения реорганизации, он исключается из реестра резидентов особой экономической зоны. Учитывая, что рассматриваемый нормативно-правовой акт имеет более позднюю по сравнению с ФЗ об ОЭЗ дату принятия, делается вывод о том, что именно в ФЗ об ОЭЗ в Калининградской области содержится позиция законодателя в отношении вопроса о реорганизации юридических лиц - резидентов особых экономических зон, в связи с чем до внесения соответствующих изменений нормативно-правовые акты об особых экономических зонах необходимо руководствоваться установленным в ФЗ об ОЭЗ в Калининградской области правилом, применяя его по аналогии ко всем особым экономическим зонам, расположенным в пределах территории Российской Федерации.
Вторая точка зрения, соответствующая легальному толкованию действующего законодательства, сводится к тому, что нормы гражданского законодательства о реорганизации (изменении организационно-правовой формы) юридического лица, закрепленные в Гражданском кодексе РФ (далее – ГК РФ) противоречат нормам специального законодательства об особых экономических зонах, содержащимся в ФЗ об ОЭЗ, и для разрешения данной правовой коллизии необходимо внести изменения в действующее законодательство об особых экономических зонах, в рамках которых предусмотреть возможность реорганизации юридического лица – резидента особой экономической зоны при условии соблюдения им условий заключенного соглашения о ведении деятельности на территории особой экономической зоны и с разрешения государственного органа, осуществляющего полномочия по управлению особыми экономическими зонами.

И первая и в особенности вторая позиции имеют свое право на существование, но следует отметить, что обе они искажают реальную ситуацию по рассматриваемому вопросу. Первая точка зрения основана на неверных приемах толкования законов и представляет собой классический пример весьма сомнительной попытки применения аналогии в российском законодательстве. Даже не углубляясь в сравнительный анализ отношений, регулируемых ФЗ об ОЭЗ и ФЗ об ОЭЗ в Калининградской области, можно с уверенностью говорить о том, что имеющиеся объективные экономико-географические особенности Калининградской области предопределили необходимость выделения порядка управления особой экономической зоной в данном регионе в предмет регулирования отдельного федерального закона. Таким образом, установленная ст.5 ФЗ об ОЭЗ в Калининградской области норма ограничена в действии территорией конкретного субъекта РФ и не может применяться к отношениям, возникающим на остальной территории России. Во второй точке зрения, несмотря на правильное толкование действующего законодательства, неверно выстраивается соотношение общих норм гражданского законодательства и специальных норм об особых экономических зонах. Так, в рамках данной позиции делается вывод о существовании в действующем законодательстве правовой коллизии, в рамках которой нормы ГК РФ противоречат норам ФЗ об ОЭЗ. Что же есть на самом деле?
Из анализа действующего законодательства явствует, что правовой статус юридических лиц – резидентов особых экономических складывается из общего правового статуса юридических лиц и специальных норм, регулирующих их деятельность в качестве резидентов особых экономических зон. При этом в отношении вопроса о реорганизации юридического лица – резидента особой экономической зоны выстроена следующая конструкция.

Статья 49 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) устанавливает, что коммерческая организация обладает целевой правосубъектностью, в этой связи она имеет весь спектр предоставляемых юридическим лицам гражданских прав, соответствующих целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и несет гражданские обязанности, связанные с осуществлением именно этой деятельности. При этом ограничение в правах возможно лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом.

Согласно ст.57 ГК РФ реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. При этом в установленных законом случаях реорганизация юридических лиц в форме слияния, присоединения или преобразования может быть осуществлена лишь с согласия уполномоченных государственных органов.

Поскольку законодательством РФ об особых экономических зонах не установлено каких-либо ограничений по проведению реорганизации юридическими лицами-резидентами особых экономических зон, а органы управления особыми экономическими зонами не наделены полномочиями по согласованию процедуры такой реорганизации, резиденты особых экономических зон вправе осуществлять собственную реорганизацию на основании действующих норм корпоративного права.

Вместе с тем, из анализа норм ГК РФ о реорганизации юридических лиц и главы V ФЗ от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее - ФЗ о регистрации ЮЛ) следует, что в результате реорганизации юридического лица, за исключением реорганизации в форме присоединения, реорганизуемое лицо прекращает свое существование и регистрируется вновь созданное юридическое лицо, в связи с этим в Единый государственный реестр юридических лиц вносятся записи о ликвидации преобразуемого юридического лица и о регистрации вновь создаваемого юридического лица с присвоением нового регистрационного номера.

При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

В соответствии со ст.58 ГК РФ при реорганизации юридического лица, за исключением реорганизации в форме присоединения, к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом. Таким образом, вновь созданная в результате реорганизации юридического лица организация связана с ликвидированным в процессе реорганизации юридическим лицом теми правами и обязанностями, которые были переданы по передаточному акту.

Учитывая положения ФЗ об ОЭЗ о том, что резидент особой экономической зоны не вправе передавать другому лицу свои права и обязанности, возникшие из соглашения о ведении соответствующей виду особой экономической зоны деятельности и договора аренды земельного участка на территории особой экономической зоны, указанный передаточный акт может быть признан недействительным в части передачи прав и обязанностей по соглашению о ведении деятельности и договору аренды земельного участка на территории особой экономической зоны.

В этой связи, и в соответствии с общей нормой, установленной ст.419 ГК РФ, обязательства по соглашению о ведении деятельности в качестве резидента особой экономической зоны и договору аренды земельного участка, расположенного на территории особой экономической зоны, прекращаются вместе с ликвидацией реорганизованного юридического лица.

Таким образом, действующая в настоящее время правая конструкция не содержит запретов в отношении реорганизации юридического лица - резидента особой экономической зоны, но в качестве последствий реорганизации устанавливает прекращение статуса резидента особой экономической зоны. При этом созданное в результате реорганизации юридическое лицо во всех случаях кроме ведения деятельности в портовой особой экономической зоне вправе осуществлять предпринимательскую деятельность в особой экономической зоне на общих основаниях, а кроме того вправе распорядиться принадлежащим ему движимым и недвижимым имуществом, расположенным в границах особой экономической зоны, по своему усмотрению.

В целом, такая правовая конструкция служит охранительным рубежом государственных интересов и не ущемляет законных прав и интересов инвесторов, получивших статус резидента особой экономической зоны. Так как, потеряв статус резидента особой экономической зоны, реорганизованное юридическое лицо не ограничено в правах на подачу заявки о приобретении статуса резидента этой же особой экономической зоны, а государство получает возможность пересмотреть условия соглашения с данным резидентом, принимая во внимание все вновь возникшие обстоятельства.

Все это позволяет сделать вывод о том, что никаких противоречий норм действующего законодательства данная правовая конструкция не содержит, вместе с тем эта конструкция оставляет открытыми достаточное количество существенных вопросов в данном предмете регулирования, в связи с чем логичным и ожидаемым разрешением обозначенной проблемы может стать законодательная инициатива органов управления особыми экономическими зонами, направленная на принятие соответствующих изменений в законодательство об особых экономических зонах. Очевидно, что суть подобных изменений не должна нарушать выстроенного баланса интересов государства и субъектов частных инвестиций ни в одну, ни в другую сторону.

P.s. Думается, что вариант, при котором юридическое лицо – резидент особой экономической зоны при условии соблюдения им условий заключенного соглашения о ведении деятельности на территории особой экономической зоны и с разрешения государственного органа, осуществляющего полномочия по управлению особыми экономическими зонами вправе проводить реорганизацию без потери своего статуса, является наиболее предпочтительным в настоящее время.

Евгений Боровских
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий